Tags: натан дубовицкий

(no subject)

В своей статье ув. И.И. Плеханова нестандартно для д-ра филологии сворачивает в математические символы, хотя с доведенным до цугундера героем знак (еще с «И-с-точкой» рядом из старо-оркского) явно «происходитъ отъ Ѳ, буквы, почитаемой нѣкоторыми неприличною». Что даже более сильный ход для полемики.


Все остальное понятно если

(no subject)

Пелевин, Дубовицкий – обдумываю различия. Но одно общее – информацией эти авторы(проекты?) прокачиваются в режиме трансатлантического дата-кабеля 24/7. Допускаю, что объем человеку посилен; но как оторваться, выползти из этого туннеля, чтобы что-то написать, сделать ... загадка.

про Доброго Волка

Сказки Антона и Натана: угадай автора.

Волк становится другом лесника Марка.

Эта история случилась ещё за долго до того, как в лесу прогремел взрыв. В чаще леса в старой избушке жил лесник по имени Марк. Он был беден и не мог купить ружьё. Нет-нет! Ему ружьё было нужно, чтобы обороняться от диких зверей, если те нападут первыми. И один раз Марк пошёл за грибами. Он нашёл хорошее место и принялся собирать грибы. Вскоре корзина была полная, и счастливый Марк хотел вернуться, но наступил на ветку. Из тёмной пещеры послышалось рычание и шаги. Марк обернулся и увидел волка. Волк напряг спину, прыгнул и хотел прижать лесника к земле и перегрызть ему шею, но в прыжке остановился и приземлился перед лесником. Марк упал на землю, сжался и закрыл лицо руками в ожидании смерти. Волк посмотрел на Марка и подумал: «Какое беззащитное существо! Что-то мне его жалко! Пропадёт ведь!». Тут волк подошёл к Марку и шершавым языком облизнул ему руки. Лесник открыл глаза и вместо кровожадного зверя увидел волка, дружелюбно махавшего хвостом. «Т-ты м-м-меня не с-съешь?» - спросил Марк. Волк снова подошёл к Марку и облизнул ему лицо. И что удивило Марка — когда он пошёл назад, волк поплёлся за ним. По дороге домой Марк понял: кровожадных зверей не бывает, бывают дикие охотники! Человек сам заложил в зверя такую жестокость!

[Spoiler (click to open)]
Марк выбирается жить в лес.

Марк шёл домой. Вот он и волк добрались до избушки. Марк зашёл в ветхую избу, а волк лёг на землю, вытянул лапы вперёд, затем положил на них голову и жалобно смотрел на Марка. «Но я не понимаю, что? Что ты хочешь?» — в недоумении спросил Марк. Волк указал хвостом на лес. Марк сразу же понял: «Ну конечно! Мы вместе с тобой переберёмся жить в лес!». Марк собирал рюкзак. И хотя у Марка и был заржавевший нож, он его не взял. Марк знал, природа не враждебна, если ты к ней не враждебен. А надо сказать, что Марк был так же одинок, как и волк. Поэтому между ними появилась связь, с помощью которой они были способны понимать друг друга. На закате друзья отправились в путь. Они зашли в лес. Он был наполнен различными звуками: где-то охал филин, где-то струилась родниковая вода, над головами друзей шумели листья. Наступила ночь. Марк не взял никаких приборов сотовой связи и прочего. Поэтому он посмотрел на звезды и сказал: «Уже поздно! Нам нужно развести костёр, чтобы те звери, которые активны только днём, случайно не наткнулись на нас!» - сказал Марк волку. Волк побежал вперёд. Скоро он вернулся. Но что это у него во рту и на спине? Во рту волк принёс ветки для костра, а на спине кучу сухих листьев — для себя и Марка. И вот, когда костёр был готов и волк разложил «постели», Марк достал гитару из рюкзака и принялся играть. Волк лежал на листьях и, приподняв одно ухо вверх, слушал песни Марка.

Лошадки и волк.

Позвали как-то деревенские мужики лошадок в деревню землю пахать. Лошадка Побегайка и лошадка Шоколадка помочь людям всегда рады. Идут в деревню через лес. Навстречу им — серый волк. Бежит, дрожит и охает.
«Почему ты, серый, охаешь? Ты же волк. Должен рычать. Или выть», — говорит ему Побегайка. Она книжку про волков читала, все знает про них. Волки злые и рычат. «Да я и рычать-то не умею», — отвечает Волк. «Это почему же? — удивляются лошадки. — Ты разве не злой?» — «Не злой. В том-то и дело, что я добрый волк», — вздыхает Волк. «Волки добрые не бывают», — говорит Побегайка.
«Бывают, но редко, — говорит добрый Волк. — Вот посмотрите. У меня зубки маленькие, чтоб не кусаться. Коготки мягкие, чтоб не царапаться. Шерстка нежная, пушистая, как у кролика». Посмотрели лошадки — и правда, все так и есть — доб-рый Волк. «А что же ты охаешь?» — спрашивают. «Как мне не охать! — отвечает Волк. — Я с детьми играть люблю, катаю их на пушистой спине. Вижу — деревня. Зашел в крайний двор, стал детей катать. Дети рады, смеются. А тут вдруг мужик из дома выскочил, ругается: “Волк, волк! На детей напал”. Тут и баба его из сарая летит. И все на меня.
Детей забрали, погнали меня со двора. Баба бьет меня пыльным веником, мужик — ленивым вареником. Я кричу им: “Не бейте, я добрый!” А они: “Волки добрыми не бывают”. Насилу ноги унес. Вот почему и охаю».
«Нехорошо с тобой поступили, — говорит лошадка Шоколадка. — Пошли с нами. Мы в эту деревню как раз идем землю пахать. Объясним мужикам и бабам, что ты добрый». — «Побьют меня там», — сомневается Волк. «Не побьют. Мы тебя защитим», — говорит Побегайка.
Пришли в деревню втроем. Впереди Побегайка, за ней Шоколадка, а за ними Волк. Идет по улице тот самый мужик, о котором Волк рассказывал. Кричит лошадкам: «Берегитесь! К вам сзади волк подкрадывается. Сейчас за ногу укусит!» — «Ничего, мужик, не беспокойся, — смеется лошадка Побегайка. — Это добрый Волк, он не кусается». — «Не бывает добрых волков», — хмурится мужик. «Бывают и волки добрые», — говорит Шоколадка. «Мы все сейчас землю пахать на поле пойдем, — говорит Побегайка. — Вот пусть Волк с детьми пока посидит. Поиграет да присмотрит за ними». — «Волка чтобы с детьми оставить! Где же это видано! Да он же съест их! Так во всех книжках написано», — заругался мужик. «И я так думала. Потому что так в книжках написано. Пока этого Волка не встретила. Он не из книжки. Он настоящий. Добрый», — говорит Побегайка.
Собрались тут мужики и бабы со всей деревни, заспорили. Уже и на работу пора идти, работы много. Всем надо в поле — и лошадкам, и мужикам, и бабам. Не с кем деток оставить. Решили поверить Побегайке. Оставили детей с Волком играть. Дети смеются, Волк радуется. Весь день лошадки вместе с деревенскими жителями пахали поле. Все перепахали, домой идут. Видят — пусто в деревне. Ни детей нет, ни Волка. Бабы как завизжат! «Обманули нас лошадки, сказали, что Волк добрый, как няня. А Волк злой оказался. Пропали наши детки. Всех их Волк в лес утащил и там поел. Говорили вам — волки добрыми не бывают!»
Окружили мужики лошадок, ругают их: «Это вы во всем виноваты. Будем вас судить и наказывать. Позовем полицию, она вам даст как следует».
Приехал из города полицейский на тарантасе. Интересуется: «Зачем, мужики и бабы, шумите?» Мужики и бабы говорят: «Эти лошадки, Побегайка и Шоколадка, очень плохие. Они сказали, чтобы мы детям с Волком играть разрешили. Мы их послушали. А Волк всех наших детей съел». — «И что же вы хотите с лошадками сделать?» — спрашивает полицейский. «Хотим из этих лошадок сделать сосиски», — говорят мужики. «Нельзя из лошадок сосиски делать. Президент не разрешает», — отвечает полицейский. «Тогда в темную комнату их посади!» — кричат бабы. «Это можно, — говорит полицейский. Он был хороший. — Только сначала разобраться надо. Сначала откройте заднюю дверь моего тарантаса». Мужики дверь открыли, и из тарантаса выбежали все их дети. Целые и невредимые, а за ними и Волк! Дети Волка целуют и обнимают. Зовут его няней.
А хороший полицейский и говорит: «Пока вы в поле работали, на деревню злые волки из леса напали. Хотели ваших детей слопать. А добрый няня Волк почуял их запах, всех детей на спину себе посадил, убежал из деревни. И спрятал детей от злых волков в кустах за дорогой. Волки порыскали по пустой деревне, никого не нашли. В темный лес обратно убежали не солоно хлебавши. А доброго Волка с вашими детьми я на дороге встретил. Они как раз узнали, что опасность миновала. И в деревню возвращались. Вот я их и подвез на своем тарантасе».
Тут мужики и бабы обрадовались. Стали лошадкам и доброму Волку спасибо говорить. И прощения у них просили за такое недоверие: «Правду лошадки говорили. Бывают и волки доб-рые. Спас добрый Волк наших детей от злых волков».
Устроили пир. Детей угощали на радостях мороженым. Лошадку Побегайку — ромашками. Лошадку Шоколадку — морковкой. Полицейского хорошего — пирожками.
А добрый няня Волк с тех пор в деревне живет. В детском саду работает. Так его деревенские жители полюбили, что назначили собачкой.
А лошадки домой вернулись и рассказали Тиме о своих приключениях.

ОТВЕТЫ.
https://vk.com/id8819868?w=wall8819868_2685%2Fall
http://ruspioner.ru/cool/m/single/6245
https://klimakov.livejournal.com/330253.html

(no subject)

«Это картина мира людей, давно не ездивших в метро»: о статье Владислава Суркова [из СМИ]

Сравн.:

… Люди стали располагаться выше и удобнее, в отдельных квартирах, в панельном жилье о четырёх и пяти этажах. Случались и девятиэтажки.
На первых порах дома были как дома, ничего лишнего, никаких колонн и шлаковых шахтёров, только щели, швы да окна. Но где-то потом обыватели начали проявлять нежданную жажду остекления и расширения балконов и лоджий. Стеклили чем попало, и стеклом листовым, и стеклоблоками, и откуда-то попёртыми витражами, и плексигласом, рубероидом, масксетками, фанерой, фольгой. Расширялись тоже кто куда горазд. Высовывались из домов какие-то металлические клети и клетушки, набитые лыжами и велосипедами. Нависали над подъездами и дворами висячие жестяные дачи и целлофановые теплицы. Ответвлялись от шестиметровых кухонь сколоченные на манер нужников дощатые кладовки, из которых протекало иногда в тротуар смородиновое варение. Вывешивались из форточек, когда мороз, сумки со строганиной, салом и впрок сварганенными пельменями, привлекавшие стаи бродячих ворон, отлетавших, кстати, всегда без добычи ввиду крепости сумок и упаковок. Все эти надомные наросты, пристройки и достройки окручены были всякими кабелями и бельевыми верёвками; повсюду развевались штаны, лифы, наволочки.

(Н. Дубовицкий. Машинка и Велик)

according

Натан Дубовицкий в источниках докторской философской диссертации в Лондонской школе экономики. С Витгенштейном и Мао на странице. Молодой исследователь малаец, и его научный рук. Jim Hughes (LSE), Prof. of Comparative Politics, Director of the Conflict Research Group.



------

?[gaga saga]

по авторскому определению "Машинки и Велика", 2010.
Может быть не только "бессмысленный" сказ. Ведь Lady Gaga заварила и WikiLeaks Saga: Мэннинг пронес CD-RW labeled with something like 'Lady Gaga' и качнул, имитируя напев ее хита Telephone.



UPD: "... из гаги возгорится пламя"

Предзнаменование авгура. Без неба.



Канадский техничный дэт-метал Augury. Композиция Skyless. С альбома 2009 года Fragmentary Evidence (Фрагментарные доказательства).
No. Title. Length: …
5. "Sovereigns Unknown" (Суверены неизвестны) 5:13
6. "Skyless" (Без неба) 6:30
7. "Faith Puppeteers" (Кукольники веры) 4:07

(no subject)

Лучше позже, чем еще позже – по поводу нового стихотворения Сурковане могу молчать хоть тезисно.

Для меня, лично, только мое:

«Прочитать человека как книгу» – В.Ю./Н.Д. бесконечный интересный и жизнеопределяющий самоучитель. Интеллектуально-панорамный лифт.

Заставил воспринимать власть по достоинству.

↑Сверхъестественные↑ совпадения: «… он вон вино пьёт, а ему нельзя, у него полипы», «если кто из вас пытался хоть раз уговорить соседей общими средствами установить в подъезде домофон, то знает, как дорого дается минимальная коллективизация» и др.

Признание гения – после стихотворения, уже раньше частично выкладывавшегося m-simonyan не на него ли маршрутизирует сейчас?. Без которого ни одна оценка В.Ю. не будет справедливой.

[Spoiler (click to open)]

Лучшее, необходимое, особенно если рос без отца. Только «Так я понял: ты дочь моя, а не мать» Б. Рыжего стоит рядом (хроно-предшествует-подтолкнуло?)