Tags: моногород

(no subject)

Веселкова Н.В. Кто знает ваш Качканар? Труды и дни уральского моногорода https://journal-labirint.com/wp-content/uploads/2016/09/Veselkova.pdf

… Градообразующее предприятие по определению излучает высокую степень патернализма. При том, что люди, конечно, понимают, кому фактически принадлежит комбинат, молодость Качканара (в 2017 г. он будет встречать свое 60-летие, в 2018 г. — 55 лет с момента пуска комбината) способствует поддержанию гордости за свой город и свой завод, до сих пор это работало на жизнестойкость. Моногородская матрица, помноженная на героико-романтическую причастность, создает странный микс приверженности и отчуждения. Вкупе с неразвитой гражданской компетентностью, включая практически отсутствующий экологический активизм, все это приводит к состоянию недраматизации. В отличие от дедраматизации, выражающей спад внимания к проблеме после ее активного муссирования в общественном поле, недраматизация означает отсутствие такого внимания или его критический недостаток. Героизация и романтизация, которыми питалась семантика города юности, сегодня лишены драйва: необходим переключатель, способный задать нетупиковую перспективу в современное ценностное поле.

Веселкова Наталья Вадимовна (Екатеринбург, Россия) — кандидат социологических наук, доцент кафедры прикладной социологии Института социально-политических наук УрФУ

Taranto‭ - Карабаш

Некто Алессандро Тесей (Alessandro Tesei), молодой итальянский документалист, недавно презентовал фильм о последствиях аварии на Фукусиме – Fukushame: Il Giappone perduto (см. трейлеры здесь). В итальянских СМИ пошли статьи о фильме, истории его создания (бюджет 80 тыс. евро) и об авторе.

В одном из свежих интервью на вопрос о будущих планах Алессандро отвечает, что следующий его проект также будет на экологическую тематику – рабочее название картины «Taranto‭ ‬Karabash». В российском Карабаше, типа, загрязнение как в итальянском Таранто, и он «попробует провести параллель между двумя ситуациями через сравнение жизни двух жителей этих двух городов».

Ну что же. Посмотреть будет интересно.

В Таранто, под каблуком Апеннинского полуострова, располагается сталелитейный комбинат Ilva – со своим замкнутым циклом и производительностью 12 млн. тн в год крупнейший на сегодня в Европе. Результаты длительной работы этого предприятия закрепили за Таранто (на фото ниже) имидж самого загрязненного и опасного для жизни города Италии: онкологические и сердечно-сосудистые заболевания его жителей превышают средний по стране уровень на 30%, смертность – на 10%. В 2012 году ситуация с Ilva вылилась в мощный общенациональный политический и экономический скандал, и он еще не закончен: суд, прокуратура, экологи, часть горожан vs. топ-менеджмент, рабочие, правительство, региональные власти, крупный бизнес. Почитать об этом металлургически-экологически-политическом кризисе можно ТУТ и ТУТ.

Как он разрешится? И по сути, здесь – готовый ведь кейс для Челябинской области. Познавательно.

schermata_2012-07-27_a_19_17_16

Челябинск рядом с Global Cities

Одним из самых (самый?) заметных и уважаемых международных рейтингов городов (за счет авторитета разработчиков) является Индекс глобальных городов, который делают консалтинг-компания A.T. Kearney, журнал Foreign Policy и Чикагский Совет по международным отношениям; подробнее о Global Cities Index здесь.

С 2008 года, когда рейтинг начал издаваться, в числе шестидесяти с небольшим Global Cities из России только Москва. Однако, помимо столицы, несколько отечественных городов также были упомянуты в связи с GCI.

В 2010 году в выпуске за сентябрь-октябрь Foreign Policy опубликовал очередной Индекс, а для контраста («рост» против «деградации») буквально на той же странице редакция журнала сопроводила его врезкой «Мировые Детройты» (The World's Detroits).

Смотрите печатную версию .

Из материала The World's Detroits:

На пике своего богатства Тимбукту был важным перекрестком для транссахарских караванов с экзотическими специями и хранилищем знания, хвалившимся более чем 25 тыс. ученых и около 80 частных библиотек. В 1324 году его правитель Манса Муса во время паломничества в Мекку вез столько золота, что вызвал гиперинфляцию в Каире. К тому времени, как французские исследователи наткнулись на Тимбукту в 1828 году, он стал пыльным захолустьем, забытой столицей исчезнувшей империи. Сегодня он не входит даже в пятерку крупнейших городов Мали, одной из беднейших стран планеты.

История изобилует остовами некогда великих городов, которые не смогли – или не стали – адаптироваться к изменяющимся обстоятельствам. Политолог Дуглас Рэй причисляет города к «наименее гибким существам ... они двигаются медленно, реактивно и неловко в ответ на вызов, инициированный более атлетичными организациями» … Город Детройт – в смертельном пике с распадом его автомобильного бизнеса – никогда не сможет преуспеть в такой перестройке.

Именно поэтому у всех лучших городов в Индексе есть одна общая черта: они хеджируют свои ставки. Города с разнообразными отраслями, как Чикаго и Гонконг, проще переоснащаются, когда времена изменяются, те же, что делают хорошо что-то одно – Питтсбург с его сталью, Глазго с морскими перевозками и Детройт с автомобилями – рискуют быть жертвами глобализации.

Посмотрите на Челябинск в России, промышленный центр советского времени, получивший во время Второй мировой войны название «Танкоград». Когда-то место проживания около 2 миллионов человек, теперь он имеет половину от этого размера. Иваново, другой русский город, бывший одним из лучших в мире производителей текстиля, закрыл развитую систему трамвайного движения, потому что больше не нуждается в ней …


Ну, прежде посмотрим на сегодняшний Детройт:



Или еще, например, вот «Умирающий Детройт».

Мрачно, однако ... Дом, по слухам, можно купить за 7-8 тыс.$.

В этой связи, относительно Челябинска, конечно, натяжка. И по факту (количество жителей), и в теории (какая отрасль у нас основная).

А кому предъявить претензию за некорект? Редакции Foreign Policy? Или они тут ссылаются на профессора и международного консультанта Дугласа Рэя (Douglas W. Rae), в частности его книгу «Урбанизм и его конец» (Urbanism and Its End; Yale University Press, 2003), так может, этому специалисту адресовать вопрос? Монография на русском не издана, если только заказать он-лайн и проверить.

Вообще-то, ссылку на The World's Detroits с сайта Foreign Policy (http://www.foreignpolicy.com/articles/2010/08/16/the_worlds_detroits)
 мне любезно переслал Леонид Витальевич Никитин, которого я считаю  серьезным специалистом по интернациональной городской проблематике .

В одной из своих работ «Постиндустриальные горизонты для крупнейших городов Урала»  Л.В. отмечает, что [Челябинск] не стремится повторить обвальную деиндустриализацию по примеру уже упоминавшихся Питтсбурга и Кливленда (а также Манчестера, Балтимора и сотен других западных городов). Однако иной, более мягкий вариант преодоления избыточных промышленных акцентов представляется неизбежным.

Вот это мнение мне ближе: на металлургию надейся, но сам не плошай.