Сергей Климаков (klimakov) wrote,
Сергей Климаков
klimakov

Categories:

КТГУ: КПД

Давненько. Не брал я в руки шашек писал для Грибушинских чтени: ЧИТАТЬ.  Вообще-то, Кунгуру в его историческую копилку я уже нормально положил, и связь теплеет-крепнет. Снова про Губкинское техническое. Проанализировал (давно просилось) статистику по трудоустройству его выпускников, саму по себе редкую для дореволюционного ПТО. Материал собрал давно, хотя теперь и главный источник – в Сети, на сайте Пермского университета.

Климаков, С.А. Кунгурское техническое Губкинское училище: образовательный коэффициент полезного действия // Грибушинские чтения-2019. Кунгурский диалог. Тез. докл. и сообщ. XII Междунар. соц.-культ. форума (г. Кунгур, 24-27 апр. 2019 г.) – Пермь: Изд. Богатырев П.Г., 2019. – С.236-241.

    В истории профессионально-технической школы России досоветского периода эффективность и результаты ее деятельности по сути до сих пор не оценивались. Каркас системы специального образования в стране был заложен в 1880-е, и развитие отрасли почти три десятилетия носило перманентный характер, чтобы в итоге – это показательно – в годы Первой мировой войны подвергнуться критике и крутой перестройке. Проекты реформы профтехшколы министра просвещения П.Н. Игнатьева, а за ним и Временного правительства, приветствовали прогрессивные экономические круги и общественно-педагогическое движение. В пылу обличения явных внутренних недостатков вопрос об уже достигнутых системой первых рубежах – количестве, качестве подготовленных кадров как-то смазывался. Однако и цифр конкретных не было. То есть, конечно, сведения имелись – но разрозненные, скрытые в отчетах учебных заведений и департаментов разных ведомств; на общероссийском уровне не обобщались и по-настоящему не анализировались. Информационный пробел здесь, повторим, сохранился и по сей день.
    Собственный КПД через мониторинг жизненного пути выпускников исчисляли и обнародовали, в первую очередь, центральные технические вузы[1]. Тем ценнее для истории российской профтехшколы малоизвестный источник с Урала – исследование о трудоустройстве окончивших курс в Кунгурском техническом, Губкина, училище за все время его работы с 1884 по 1915 год (32 выпуска, но проанализированы данные за 31 – это 643 человека)[2].
  Основание КТГУ в 1877 году крупным купцом А.С. Губкиным, как ранее мы уже писали[3], определялось не экономическими запросами края или особой душевностью благотворителя, сколько его столичными деловыми и коммуникационными интересами. Копированное с С.-Петербургского ремесленного училища Цесаревича Николая учебное заведение позднее подверглось сильной трансформации. А первые 15 лет для КТГУ были прямо неудачными. В заслуживающей внимания разгромной характеристике КТГУ в местной прессе в декабре 1890 года указывалось в т.ч. на малочисленность абитуриентов и выпускников, на уклонение половины окончивших от «своего специального труда», на сверхзатратность обучения (около 5 тысяч руб. на одного устроившегося по специальности), вообще на узость регионального рынка труда для техников, их низкие доходы. В статье приводились слова одного из воспитанников, что «в большинстве случаев они не находят для себя труда, если же он и дается им, то с большими усилиями, что заставляет многих из них бросать свою специальность и обращаться к первой попадающейся им деятельности, лишь бы скорее заработать себе кусок хлеба», а с другой стороны – «сложившееся в обществе мнение [слух – С.К.] о воспитанниках, что … они являются плохо подготовленными для личного практического труда, что им будто бы остаются неизвестными приемы в работе, и что поэтому именно они не находят для себя дела на заводах»[4]. При этом, подчеркнем, Губкинское училище на протяжении своей истории всегда входило в число трех-пяти ключевых профтехшкол Урала, и было заметным в масштабах России. Тем более, с конца 1890-х годов дело наладилось.
    Сознательно и системно к пост-курсовому взаимодействию со своими питомцами КТГУ приступило уже накануне своего 40-летия. Сам сбор и анализ сведений о выпускниках рассматривались подготовительным этапом к их консолидации в «Общество кунгурских техников» (по образцу «Общества уральских горных техников»[5]) с первоочередной задачей помочь училищу «удовлетворять спросы и предложения технического труда»[2, С.3].
    Что же, исходя из тех собранных данных, можно сказать об исторической оправданности существования КТГУ, его соответствии времени и избранной миссии? Расставим отдельные акценты по степени кажущейся нам значимости:
- К 1915 году из 643 выпускников 75 (почти 12% массы) ушли в мир иной. А ведь возраст даже самого старшего из них не превысил бы 50 лет! Умирали молодыми, явное свидетельство тяжелой доли. В тему тут – потерялись следы еще 42 учащихся.
- Из 526 трудоустроившихся 53 (10%) стали преподавателями специальных учебных заведений, в первую очередь – ремесленных школ министерства просвещения и земских учебно-показательных мастерских. По факту, Кунгурское техническое училище выступило педагогической кузницей для растущей уральской профтехшколы. Его выпускники, подходившие под среднетехническую планку педкадров, установленную правительством для ремесленно-образовательных заведений нового формата, активно занимали вакансии в типовых ремесленных училищах, школах ремесленных учеников, низших ремесленных школах. По нашим подсчетам, в 21 таком заведении в Пермской, Оренбургской и Уфимской губерниях на 1915 год каждый третий (17 из 51) заведующий/инспектор, мастер-техник или преподаватель специальных предметов являлся выпускником КТГУ[6]. Заметим, начальство Оренбургского учебного округа, распределявшее должности, могло выяснить потенциал кандидата еще на этапе его учебы в Губкинском училище. «Кунгурцы» несли специальные знания юношеству не только на Урале: в «Списке …» указаны, например, учитель-техник и инспектор школ ремесленных учеников в Арзамасе и Тюмени, руководитель ремесленных работ он же преподаватель технологии металлов в Томском ремесленном училище[2, С.36,64,65]. Немало питомцев КТГУ устроились на работу и в земские показательные учебные мастерские, особенно в Пермской губернии (иногда таким способом отрабатывались стипендии и субсидии земств в период обучения).
- Широкая группа учащихся (58 человек, 11%) использовала КТГУ как ступень в получении высшего образования. В 1898 году открылась дорога в столичный Лесной институт, который закончили 32 экс-«губкинца», став в итоге специалистами по лесному хозяйству. Позже поступали в Томский, Петербургский технологический, Рижский политехнический институты, другие вузы, в т.ч. за границу, в университеты. Любопытный факт: выпускник 1904 года Л. Работнов через десять лет нашелся за океаном, слушателем National School of Engineering в Лос-Анджелесе[2, С.111]. Учитывать в карьерных траекториях нужно и неброский фактор льгот выпускникам по воинской повинности: сначала по 2-му, потом по высокому 1-му разряду.
- Предпринимательская инициатива была слабой: лишь 14 человек заимели профильный бизнес. Примечательно, что до управляющих на промышленных предприятиях в то же время доросли 9 «губкинцев». Выходит, чтобы стать директором самому себе или же по найму внутренних усилий требовалось примерно одинаково.
- Четверть века КТГУ работало с расплывчатой целью «воспитания и обучение полезным занятиям и ремеслам малолетних мужского пола всех состояний, званий и вероисповеданий», а с 1902 года – «дать учащимся знания и умения, необходимые для мастеров машиностроительного дела». Эта неопределенность мешает сегодня точной оценке итоговой результативности училища. В 1915 году руководство заведения, калькулируя собранные данные, не прочь было, конечно, подчеркнуть свою эффективность. Соответственно, «продолжающими техническую деятельность» в исследовании посчитали 86% выпускников[2, С.213]. Явными «уклонистами» (торговля, военная служба, бухгалтерия и др.) нашли 38 человек[2, С.212]. Хотя, по справедливости, подготовка лесничих, таксаторов, учителей ремесленных школ, равно и подготовка к высшей школе от задач КТГУ, пусть и не ясно выраженных, так же отстояла далеко. Если ввести это исключение и не отделять от общей массы «спорные» категории железнодорожников и чертежников, то получим результативность около 60%. Почти 2/3 выпускников, работающих по специальности (механики, мастера механических цехов, техники по водоснабжению, строительству, гидро- и горные техники), да и прочие в основном при деле – очень хороший показатель!
- Тандем училищного и учебно-окружного начальства был готов оперативно реагировать на запросы модернизирующейся экономики. Так, с 1894/95 учебного года в план Губкинского училища была введена электротехника, преподаватели этого предмета даже повышали квалификацию в Европе[7, С.11], в итоге 19 выпускников связали свою судьбу с энергетикой, городским освещением и трамвайным хозяйством.
- КТГУ имело всеуральское и, отчасти, всероссийское значение. В 1894-1902 годах, к примеру, здесь обучались уроженцы 32 губерний и областей[8, С.82-84]; масса же выпускников на 1915 год распределялась по 50 регионам страны, в т.ч. в Пермской губернии около 40%, в четырех уральских губерниях – 57%, территориях Сибири и Дальнего Востока – 10%, в Московской и Петербургской губерниях около 7%[2, С.201-202].
- Планируемое учреждение «Общества кунгурских техников», безусловно, отвечало интересам Кунгура, открывая общенациональную перспективу, повышая городу статус как научно-технологической-коммуникационной площадки.
    Статистика по выпускникам Кунгурского технического Губкинского училища видится нам принципиально важным источником по досоветской истории отечественного профтехобразования, способным дать толчок к оценке этой системы с точки зрения результативности и соответствия модернизационной повестке.

Источники и литература:

1. См., напр.: Список лиц, окончивших курс в Московском техническом училище и бывшем Ремесленном учебном заведении / Политехн. о-во, состоящее при Техн. уч-ще. – 8-е изд. – М., 1902; Список окончивших курс в Институте инженеров путей сообщения Императора Александра I за сто лет: 1810-1910. – СПб.,1910.
2. Список, окончивших курс в состоящем под Высочайшим покровительством Е.И.В. Кунгурском техническом, Губкина, училище и краткие сведения об училище за 1877-1914 гг. / Сост. зав. мастерскими уч-ща А.Д. Порозов. – Кунгур: Тип. М.Ф. Летунова, 1915. – [2], 256 с., 2 л. портр.; 26.
3. Климаков, С.А. Человеколюбие и расчетливость: к вопросу о мотивации благотворительной деятельности купца А.С. Губкина в сфере профессионального образования // Грибушинские чтения-2013: Кунгурский диалог. – Кунгур, 2013. – С.149-152.
4. Домославский, Д. Кунгурское техническое училище и результаты его учебной деятельности // Екатеринбургская неделя. – 1890. – 9 дек.; 23 дек. (окончание).
5. При этом созданном в 1901 г. объединении выпускников Уральского горного училища действовало, например, Бюро труда с функционалом кадрового агентства, оказавшее за несколько лет помощь в трудоустройстве 160 членам Общества. См.: Шумкина, Т.Г. Журнал «Уральский техник» как источник по истории индустриального развития горнозаводского Урала в нач. ХХ в. // Воспитательный потенциал исторического образования: сб. науч. ст. / ГОУ ВПО УрГПУ. – Екатеринбург, 2008. Часть II. – С.311.
6. Подсчитано нами по: Оренбургский учебный округ: Памятная книга на 1915 г. – Уфа: Электр.тип.-лит. Ф.Г. Соловьева, 1915. – 616 с. + Прил.; данные по всем ремесленным училищам (действующих по Положению 1888 г.), школам ремесленных учеников (по Положению 1893 г.), низшим ремесленным школам (по Положению 1895 г.) за исключением женских.
7. Отчет состоящего под Высочайшим покровительством Е.И.В. Кунгурского технического, Губкина, училища за 1900 г./ Сост. Хвастунов А.В., дир. уч-ща – Пермь: Тип. Губерн. зем. управы, 1900 – 75 с.
8. Краткий исторический очерк 25-летия существования состоящего под Высочайшим покровительством Е.И.В. Кунгурского технического, Губкина, училища: 1877-1902 гг./ Сост. Пономарев И.Ф. – Кунгур: Тип. М.Ф.Летунова, 1903. – 158 с.
Tags: Грибушинские чтения, Кунгур, Урал, историческая антропология, история, профессионально-техническое образование
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments