Сергей Климаков (klimakov) wrote,
Сергей Климаков
klimakov

Category:

Постгородское развитие. Д.Н. Замятин

https://iq.hse.ru/news/228086510.html

Привычные признаки традиционного города — «огороженность, четкая выделенность из окружающего пространства, защищенность, центральность», связи между местными сообществами — на современном этапе урбанистического развития не работают.

Город меняет очертания, расширяется и при этом дробится, теряет единство. Вместо единого пространства, единого времени (со-временности) появляется «сопространственность» — соседство очень разных территорий и сообществ.

Целостность общества в постгороде уже невозможна. Эта атомизация сегодня, в отличие от предыдущих эпох (того же модерна), кажется непреодолимой.

[Spoiler (click to open)]«Внешний антураж все возрастающей городской подвижности ... репрезентируемый, очевидно, и нарастанием избыточной визуальности, как бы противостоит одновременному нарастанию внутренних ... серых зон невидимости, не-визуальности». По словам исследователя, это параллельный «темный» поток скрытой экзистенциальности, «черный ящик», чей дискурс почти «не проникает на поверхность интенсивной урбанистической жизни».


Городские районы живут в разном историческом времени: есть архаичные (и их жители ностальгируют по прошлому), а есть суперсовременные. Есть перенаселенные спальные районы, а есть «нежилой» центр.

Возникла гетеротекстуальность. «В пределах городского пространства порождается множество текстов (романов, рассказов, повестей и пр.), которые никак не соприкасаются друг с другом», — поясняет эксперт. Единый дискурс уже нереален.




Горожане модерна вели оседлый образ жизни. Постгорожане исключительно мобильны. По сути, это новые кочевники, которые могут иметь несколько домов и курсировать между ними. Они меньше привязаны к месту, чем их предшественники, меньше «приговорены» к определенным социальным ролям. Эта принципиальная мобильность — постномадизм (новое кочевничество) — и есть структурообразующая особенность нового города.


Ментальные карты нового пространства, его субъективная топография важны в той же степени, что и объективный, реальный ландшафт. Ассоциации и смыслы, которые люди приписывают тем или иным местам (улицам, скверам, районам и пр.), значимы не менее, чем реальные географические характеристики.
Tags: Дмитрий Замятин, медиатерритория, метагеография
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments