Сергей Климаков (klimakov) wrote,
Сергей Климаков
klimakov

РР. "Делается все, что можно"

В свежем «Русском репортере» главный материал «Реформа крайнего срока» по пенсионной реформе – на примере нашего Верхнего Уфалея: http://expert.ru/russian_reporter/2018/16/reforma-krajnego-sroka/

РР делает свою журналистскую работу честно. Читаю онлайн – и покупаю его в печатном виде, нужно хоть своими 60-70 р. в месяц минимум поддерживать, все последние номера очень сильные, за них коллективу не будет стыдно. («Эксперт» тоже стараюсь).

Заметил, как-то само собой в оценку событий, людей стали выплывать из памяти свалка памяти: разное, разное отрывки-фразы-штампы из первых прочитанных, примерно до 10-летнего возраста, книг.

Вот и сейчас, по РР. Из книги Дж. Н. Горза «Подъем затонувших кораблей». О неудачной спасательной операции американской подлодки в 1927 г. Стихия, случайности против гибнущего экипажа. Понимая, что время уходит, остаются буквально минуты на последний шанс, люди стучат морзянкой в корпус: «Есть ли какая-то надежда»? Им передают: «Делается все что можно». «Мы понимаем, все в порядке», – последние слова.

Вот этот отрывок:
... Шторм бушевал еще два дня, и ни о каких спасательных операциях не могло быть и речи. Спасателям лишь удалось поддерживать своеобразную связь с обреченными подводниками. Стуча по корпусу лодки, они азбукой Морзе передавали им короткие сообщения и с помощью опущенных под воду микрофонов выслушивали ответ. Наступил момент, когда шестеро запертых в торпедном отсеке людей передали, что воздух уже почти не пригоден для дыхания. В ночь на 19-е последовал полный отчаяния вопрос:
– Есть ли какая нибудь надежда?
Бессильные чем либо помочь спасатели смогли лишь просигналить в ответ: «Делается все, что можно».
А можно было только ждать. Ждать и ничего более. В 6 ч 15 мин утра 20 декабря, проведя под водой уже 63 ч, обреченные на смерть люди передали свое последнее сообщение: «Мы понимаем, – простучали они, – все в порядке».
К полудню шторм стих, и водолазы тут же ушли под воду. Они не смогли найти лодку. Час за часом блуждали они в вязком иле, тщетно пытаясь обнаружить лодку, от которой они ни разу не удалялись более чем на 15 м. Но вода была такой мутной, что видимость не превышала одного метра. В конце концов S-4 удалось нащупать с помощью «кошки», и спустившиеся по ее линю водолазы подсоединили воздушный шланг к слуховой трубе в носу лодки.
В течение долгих часов спасатели попеременно то подавали в торпедный отсек свежий воздух, то откачивали оттуда загрязненный. Все это напоминало искусственное дыхание по методу изо рта в рот. Но помощь явно запоздала. Обычный воздух содержит 0,003 % углекислого газа, и если его концентрация увеличивается до 0,2 %, частота дыхания возрастает вдвое. Воздух, откачивавшийся из торпедного отсека S-4, содержал 7 % углекислого газа ...


[мои первые книги, фото на память]

+ «Это было под Ровно» и «Как закалялась Победа» об Уральском танковом корпусе

Tags: Русский репортер, Челябинская область, журнал Эксперт, книги, фото на память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments