July 14th, 2019

Гринландское. Святое вино, Улей и Сад

О. Пафнутий (Жуков) верно, по-моему мнению, разъясняет: «Белый корабль и алые паруса – это символы, указывающие верующим читателям на Церковь и Христа, поскольку уже с первых столетий христианства Церковь в учении святоотеческом была связана с символом корабля. Церковь и доныне для каждого из нас – корабль спасения, преодолевающий жизненные бури и приводящий верных к тихой гавани Божественной любви – Иисусу Христу. А цвет парусов указывает на Христа еще яснее, поскольку цвет алый, обозначающий царскую порфиру, – знак власти и царственного достоинства Капитана, ведущего корабль …»

Тогда – что еще означает финальная сцена коллективного винопития, если не Причащение? Усилим, сцена эта – в последней, седьмой (седмица) главе «АП», названной «Алый «Секрет». Здесь: какую  колориметрию грин-алого цвета не проведи (см. «... Грэй побывал в трех лавках, придавая особенное значение точности выбора») – пурпурный, красный, фиолетовый … – в итоге все-равно приходишь к божественному; а «Секрет», я уже отмечал, с англ. – Тайна, Таинство.

Да разве по самому отрывку не читается?

... Меж тем на палубе у грот-мачты, возле бочонка, изъеденного червем, с сбитым дном, открывшим столетнюю темную благодать, ждал уже весь экипаж. Атвуд стоял; Пантен чинно сидел, сияя, как новорожденный. Грэй поднялся вверх, дал знак оркестру и, сняв фуражку, первый зачерпнул граненым стаканом, в песне золотых труб, святое вино.
— Ну, вот... — сказал он, кончив пить, затем бросил стакан. — Теперь пейте, пейте все; кто не пьет, тот враг мне.

— Как понравилось оно тебе? — спросил Грэй Летику.
— Капитан! — сказал, подыскивая слова, матрос. — Не знаю, понравился ли ему я, но впечатления мои нужно обдумать. Улей и сад!
— Что?!
— Я хочу сказать, что в мой рот впихнули улей и сад.

[Читается?]
Благодать, Святое вино,

новорожденность, безгрешность (кстати, Пантен перед этим, выслушав Грэя, попросил прощения у Никса)

с непокрытой головой

Кто не причащается – тот погибнет (!)

Улей и сад (дважды) – сад как Рай, улей как Церковь.

Св. Амвросий сравнивал церковь с ульем, а христианина с пчелой, которая неустанно трудится и остается преданной своему улью. Улей, таким образом, является символом сплоченной религиозной общины и означает упорядоченное и благочестивое сообщество. Пчела, которая, как считается, никогда не спит, символизирует у христиан рвение и бдительность. Летающая в воздухе пчела это душа, вступающая в Царство Небесное. Представление о том, что пчелы живут лишь ароматом цветов, сделало их символом чистоты и воздержанности.


Далее уже, в развитие, смотреть интересную идею про «ЕВХАРИСТИЧЕСКИЙ КОМПЛЕКС» РУССКОЙ СЛОВЕСНОСТИ