July 28th, 2018

Книжное: про Николая, Николку и Най-Турса

Купил в комиссионной лавке в Екб в подарок старую книжку. Из библиотеки элитного Императорского училища правоведения (в выпускниках тут – от Победоносцева до Чайковского и шахматиста Алехина).

Книга с пометками, проработанная – судя по формуляру, ее выдавали в 1916/17 уч. году одному ученику шестого класса. (Любопытно, что двумя классами младше тогда учился и отец будущего патриарха Алексия II М.А. Ридигер).



Вообще-то, именно почеркушками, отметками, связью с конкретным человеком из прошлого не самый интересный Овидий Назон 1913 года и подкупил (кому дарю – то же ценит).

Странно и волнующе –  судьба юноши, размечавшего карандашом ударения, подсчитывавшего свои оценки  и выводившего 30.11.16 «В здоровом теле здоровый дух» – вдруг открылась мне.



Помог сайт genrogge.ru, который ведет В.О. Рогге, член Российского Дворянского Собрания: здесь любезно выложена библиографическая редкость «Императорское Училище Правоведения и Правоведы в годы мира, войны и смуты», история И.У.П. со списками выпускников, составленная в эмиграции выпускником училища Н.Л. Пашенным и изданная в Мадриде тиражом 200 экз. в 1967 г.

Фамилию в формуляре и на странице я сходу не расшифровал – уверен был только в «Н.[иколай?] … ар …»

[Spoiler (click to open)]



Но – удача. Сверившись со списком воспитанников младшего курса и приготовительных классов на 1916-17 у.г. из работы Н.Л. Пашенного:

Самаржи Николай.
А в пятом классе, на год старше, у него родной брат – Самаржи (1-ый), Иван Иванович.

И сразу за радостью находки – горький осадок. Напротив имен: «Убит вместе со старшим братом 5 Декабря 1918 г. в Одессе, при обороне вокзала от петлюровцев … Убит 5 Декабря 1918 г. при обороне частями Добровольческой Армии Одесского вокзала от петлюровцев».

Коле было 18.

Есть вот тут информация об их отце и коротко о семье. Пятеро детей; родители и три дочери уехали из Одессы потом в Грецию.

Еще плюс необычное к характеристике героев:

.... [11 марта 1917 г.]  по телефону сообщили о предстоящем посещении Министра Юстиции Керенского. Почти все воспитанники старшего курса были в военных училищах. Младший курс построился в библиотеке. Керенский, при входе в вестибюль, сразу поздоровался за руку с швейцаром Вагановым и столпившимися тут же училищными солдатами, сказав что отныне они «свободные граждане» и имеют «все права».
    Затем он вошел в библиотеку, где был встречен начальством и дежурным Изразцовым, подошедшим к нему с рапортом. Он тоже подал ему руку и, видимо, был удивлен, когда на его приветствие курс ответил «Здравия желаем, господин Министр». Тут он произнес речь, что дескать, нет звания выше звания свободного гражданина и дал понять, что отныне нам придется отказаться от прежних привилегий. «К чему этот строй, стойте вольно, не правда ли так лучше?» На это воспитанник Самаржи громко заметил: «Военный строй у нас с 1835 г., жаль его отменять». «Так вы хотите его сохранить?» – Тогда все хором ответили «хотим, хотим». Керенский пожал плечами и милостиво согласился – «Ну, так пусть будет по-вашему».
    Далее Керенский пожелал осмотреть здание Училища Правоведения. Находившийся тут же хранитель Музея заявил, что забыл ключ дома, чем избежал осквернения книги почетных посетителей его подписью.
    На курсе министр бегал взапуски с малышами. Остальные воспитанники, пользуясь его разрешением, держали себя весьма «свободно
». До его ушей несомненно долетело много не слишком лестных слов ....

-----------------------

Перед Новым годом я основательно перечитал «Белую гвардию» Булгакова. И, кажется, Николай Самаржи – в чистом виде (!) Николка Турбин, к сожалению, с трагическим най-турсовским финалом.

«Честного слова не должен нарушать ни один человек, потому что нельзя будет жить на свете».