April 13th, 2018

D'etente fur hat, ушанка разрядки

Возвращаясь к нашим wolfskin.

Можно ли выручить за старую пыжиковую или бобровую шапку $7 тыс.? Да, если она штрих истории. В данном случае детанта (D'etente, разрядки). Продана в 2013 году на аукционе личных вещей президента Форда за $6691: http://natedsanders.com/LotDetail.aspx?inventoryid=13530


Историй, кто вручил президенту шапку несколько. Скорее, можно верить послу в США Добрынину, которой в мемуарах вспоминал, что это он на дипломатической церемонии проводов в Белом доме позаботился о Форде и сделал ему "сибирский подарок": снял свою меховую шапку, купленную в Москве, и вручил ему.

А вот Киссинджеру и свите, вероятно, привезли из Москвы или предложили на месте, во Владивостоке.

Wolfskin for Peace

Парка-подарок – видимо, была существенным (готовым?) политштрихом. Как вцепились в нее главные СМИ типа AP и NYT! Да, случай демонстрировал успех переговоров и хороший личный контакт, но также напоминал общее этноисторическое (Форду, кстати, подарили его портрет на деревянной доске), а во внутриамериканском контексте – грел патриотические чувства жителей Аляски. Последнее было очень важным в связи с проектом TAPS и вообще в глобальном пост-1973-энергоконтексте.

Еще: Брежнев до того получил в подарок от предыдущего президента Никсона три автомобиля, и выигрышную линию приоритета национальных интересов над деловым этикетом (с кривым пальчиком в сторону советского лидера), видимо, не исключалось продолжить. Отметим, совсем скоро, в 1979 году, Форд в мемуарах написал, что Брежнев смотрел на шубу «с завистью» («eyeing enviously»), а от подарка «казался по-настоящему потрясенным» («he seemed truly overwhelmed»).


Но реально ли был дар? Фотография примерки это не подтверждает; если разобраться, Брежнев парку – в помещении – вернул. Нет информации о местонахождении подарка в постсоветский период. В США же, напротив, были растиражированы «свидетельские» материалы: фото уже у самолета (охранник В. Медведев подтверждает, что передача состоялась, Брежневу шуба приглянулась на охоту), пресс-релиз о том, что аляскинский скорняк, подаривший шубу на пути в СССР, на обратной остановке президента в Анкоридже снял с него мерку (six-feet, one-quarter-inch and weighed 197 pound, regular coat size 44; а первую делал на глаз) – для пошива новой.

И этот-то второй экземпляр будто и хранится сегодня в президентском центре и музее Дж. Форда: https://www.fordlibrarymuseum.gov/artifact-wolf-skin-fur-coat.aspx

[Spoiler (click to open)]Показательный материал с акцентами-песня! в журнале People 09/12/74: http://people.com/archive/in-vladivostok-ford-gives-up-his-parka-for-peace-vol-2-no-24/

Во Владивостоке Форд оставил свою парку ради мира

В дипломатии на высшем уровне проблема сломать лед на встрече не знакомых и даже враждебных глав государств давно напрягала изобретательность чиновников протокола. Среднеамериканская прямота Джеральда Форда – и случайная аляскинская парка – решила проблему в течение нескольких минут … В повестке дня были деликатные переговоры по ограничению вооружений. Но мохнатая волчья шуба Форда была в центре внимания ... «Я овца в волчьей шкуре», – сказал президент …

Днями ранее Форду подарили шубу в Анкоридже. Температура во Владивостоке была -10, и президент предложил Брежневу примерить парку. Подходит. Когда Брежнев при всех сверкнул/осклабился собственнической/стяжательской/хозяйской усмешкой/ухмылкой, Форд пообещал … (Защитники природы в США жаловались, что волк – это находящийся под угрозой исчезновения вид, но аляскинский волк, из которого сделана шуба, не находится в списке). Теплота обмена пометила/маркировала последовавшие переговоры. Кульминацией поездки Форда стало, конечно, его имя рядом с Брежневым под предварительным соглашением, ограничивающим наступательное ядерное оружие.

Перед отлетом с триумфом домой, президент отдал своему новому советскому товарищу волчью шубу. Затем, остановившись на базе ВВС в Анкоридже для дозаправки, он снял мерку 44-го размера, чтобы заменить парку, которую он оставил/бросил в Сибири ради мира.