May 7th, 2017

"К.З.С.": напоследок

Персона автора: мощный коммуникационный с манипуляторскими задатками потенциал и меркантильность (– как минимум, исключение бессребреничества).

Полит.аспект: группировка в топ-элите, не-сталинская, стоявшая на платформе интернационализма пролетариата и «мировой революции на штыках»*, могла использовать Островского в качестве литполит-инструмента на целевую молодежную аудиторию как внутри страны – в армии и комсомоле (гл. обр. украинском), так и на Европу – издательской экспансией в разных странах.

Польша усматривается тактическим приоритетом для этой группы: перевод КЗС на польский пошел чуть не раньше украинского, автору подсказали «Рожденных бурей» и создали экстра-условия для ее написания.

Если не было договоренности изначально, проницательный Н.О. не мог со временем не догадаться, что им «мягко» управляют (не потому ли на второй книге стал позубастее с редакторами? или материально-идейный компромисс достигнут по ходу?)

Сила КЗС – в автобиографичности (умышленно? натянутой Кольцовым и далее через агитпроп мифологизированной). Вне образа будто кровью расписавшегося автора – КПД книги, по-моему, не высок.

Как сложилась бы судьба КЗС, доживи автор до 1937-38 гг.?
---------------
* См.: Минаков С. 1937. Заговор был! … К 1936 г. наибольшим авторитетом в Красной Армии, прежде всего нравственным, пользовался Гамарник … [Вторым по популярности] был командующий Киевским военным округом Якир. «Все буквально говорили, что на Украине абсолютная батьковщина, что туда никому не позволено, кроме якировцев ехать, что Якир не дает отозвать ни одного человека с Украины».
Еще: Гамарник в «Красной Звезде» писал, что задача РККА – осуществить «мировую революцию», а во французской прессе заявлял, что «скоро в Париже будет стоять Красная армия».

-----------------------------
«Сталь» не из числа особенно ценимых мною книг. Плосковато. Подтолкнула к размышлениям – да. Как и «Мартин Иден» (кстати, Кольцов упоминает, что Н.О. читал Лондона) – которую почему-то большинство считают «учебником мужества», забывая о финале.

Ч2. КЗС – интересна как историко-политический источник. Ч1. – приключенческая, революционный «экшн» – но мне из этого ряда (как школьная неприязнь перерастает в классовую ненависть) больше по душе «Старая крепость» В. Беляева – ярче, выразительнее: «… Я завидовал нарядным детям. Мне казалось, что они каждый день едят те розовые пирожные, что выставлены на витрине кондитерской».