March 20th, 2017

Great Plutonium Disasters: Soviet, American, Антропоцен

Фильм City40(*) и история Н. Кутеповой(**) на голландской стороне – см. znak.com и groene.nl.

Аргументация не меняется, воинствующая правозащита.
Отмахиваться Госдепом – вариант. Но не единственный.

«Росатому» можно было бы попробовать «растворить» этот узкий прямолинейный надрывный контекст в более широком – интересном историческом – под руку с понимающими иностранными интеллектуалами.

Так, есть любопытная тема от ведущего американского «атомного» историка Кейт Браун (***):

фото RT
Браун, К. Плутопия: «Ядерные семьи», атомные города и великие советские и американские плутониевые катастрофы. Изд-во Оксфорд. ун-та, 2013.

Автор – профессор истории в Университете Мэриленда
Сайт книги: http://www.plutopia.net/
Книга отмечена на данный момент семью наградами, в т.ч. в 2014 году премией имени А. Дж. Бевериджа Американской исторической ассоциации (как выдающаяся книга на английском по истории США)

Аннотация:
Хотя по истории гонки ядерных вооружений написано уже много, Кейт Браун дает первый финальный счет великих плутониевых катастроф Соединенных Штатов и Советского Союза. В своей «Плутопии», на официальных документах и десятках интервью, Браун рассказывает необыкновенную историю о Ричленде в штате Вашингтон и Озерске в России – первых двух городах в мире, где производился плутоний. Чтобы сохранить секреты, американские и советские лидеры создали т.н. плутопии – сообщества «ядерных семей» в высоко дотируемых, с ограниченным доступом атомных городах. Полностью обеспеченные работой и медицинским наблюдением, жители Ричленда и Озерска наслаждались всеми прелестями общества потребления, в то время как приезжие, заключенные и солдаты были не допущены в эти плутопии – для них здесь был только временный «плацдарм», они часто выполняли самую опасную работу на заводе. Браун показывает, что заводская сегрегация постоянных и временных рабочих и ядерных и неядерных зон породили пузырь иммунитета, с затушевыванием сбросов и аварий. За четыре десятилетия заводы Хэнфорд под Ричлендом и озерский Маяк каждый выпустил по меньшей мере 200 млн кюри радиоактивных изотопов в окружающую среду – по четыре Чернобыля – заложив отходами сотни квадратных миль и загрязняя реки, поля, леса и продуктовые товары. Десятилетия секретности не давали людям [Ричленда], живущим с подветренной стороны и ниже по реке от плутониевых предприятий, доказать свои подозрения, что болезненные сыпи, рак и врожденные дефекты в их общинах были вызваны радиоактивными выбросами соседних заводов. Плутопия была успешной, потому что, изолированная в зонах, она воплотила обещания американской мечты и советского коммунизма; в действительности же она скрывала бедствия, которые остаются не стабильными и угрожающими и сегодня. Важная часть истории холодной войны, Plutopia приглашает читателей рассмотреть ядерный след, оставленный гонкой вооружений и огромную цену, заплаченную за нее.

UPD: в одной из последних статей К. Браун (по Чернобылю) отмечается: «…это не место, а событие, которое развивается, и будет развиваться до тех пор, пока продолжается распад радиоактивных частиц, выброшенных в результате аварии» и «...Чернобыль можно назвать характерной катастрофой антропоцена».