Сергей Климаков (klimakov) wrote,
Сергей Климаков
klimakov

Тупак в Кремле

На мартовскую реакцию В.С. Суркова по санкциям (…В США меня интересуют Тупак Шакур, Аллен Гинсберг и Джексон Поллок. Для доступа к их произведениям виза не нужна. Так что ничего не теряю...)

Главный адресат реплики скорее внешний – но, наверное, не подмигивание «вашингтонскому обкому», как считают некоторые – а изящная, приготовленная, think-контратака оппонента на его же [медиа]-территории его же оружием.

По-моему, В.С. всегда преданно окультуривает/интеллектуально расширяет/усиливает позицию того руководителя, на кого он в данный момент завязан (сравн. для Медведева инновации) – однако при этом, используя открывающиеся благодаря своему статусу возможности, максимально выгодно подает и себя. Его заявка – на топовый глобальный рынок идей, он хочет «толкаться локтями» в его самой конкурентной, рискованной, но и привлекательной – американской=центральной – части. (Здесь можно напомнить и об интересе Суркова к фигуре Ф. Рузвельта).

И, похоже, в «мыслепроизводящей» среде Штатов заявка находится на рассмотрении. Показательно, как быстро – и серьезно – в Америке отреагировали на последнюю контратаку Суркова. Сайт авторитетного Foreign Policy уже через три дня опубликовал материал Уитни Кессел «Тупак в Кремле»: http://www.foreignpolicy.com/articles/2014/03/20/vladimir_surkov_american_anti_heroes_tupac_ginsberg_pollock.

Я получил от прочтения этой статьи большое удовольствие. О ее авторе: Whitney Kassel – молодая исследователь с отличным бэкграундом (образование, опыт в СМИ, Пентагоне, внешнеполитических проектах), плюс, что играет роль в конкретном данном случае бакалавр искусств и знает русский язык.

Аргументы (с симпатией к В.С.) от Кессел:
- Сурков дает Америке повод о размышлении над собственной историей и будущим
- Он = исток и генератор нынешней внешней политики Путина
- Контркультурные идеалы Суркова=Путина (Кессел давит на особое влияние В.С. на Путина) свидетельствуют о неприглядном самоощущении своей страны a la Tupac  – России проигравшей, России озлобившейся и решившейся на бунт
- Американский авангард – слишком противоречивое и опасное основание для российской внешней политики (Поллок, например, был связан с ЦРУ)
- Сурков не настолько предан идеалам своих героев (в России дело Pussy, ущемление прав геев)

По-моему, все для того, чтобы исключить идеологическое влияние В.С. на потенциальную «пятую колонну» в США и вбивать клин между В.С. и Путиным, но не это главное – а вдруг заметил между строк – Уитни Кессел, ярчайший, 120%-ный представитель новой американской интеллектуально-политической элиты пишет об оппоненте В.С. сама с личным вниманием и расположением. Это результат. И для В.С., и для Путина, и для страны.

Читать перевод:

Тупак в Кремле. Как замученный король гангста-рэпа, бисексуал и ЛСД-пропагандист – бит-поэт и художник – затворник и алкоголик вдохновляют московского аппаратчика

Когда старший советник Путина Владислав Сурков узнал об американских санкциях против него в ответ на аннексию Россией Крыма, он ответил: «В США меня интересуют Тупак Шакур, Аллен Гинзберг и Джексон Поллок и мне не нужна виза для доступа к их работам – то есть, я ничего не теряю». Данным комментарием Сурков, ветеран Кремля и, возможно, главный архитектор украинской политики в России, сделал элегантную отповедь американской реакции на смелый российский земельный захват. Но здесь есть также поразительный для кремлевского аппаратчика список культурных ссылок: мученически погибший король гангста-рэпа, а также бисексуал, противник войны, ЛСД-пропагандист поэт и затворник-алкоголик художник, известный тем, что перевернул посредством абстрактного экспрессионизма вверх ногами обычаи в искусстве середины века.

Конечно, возможно, что эти фигуры – одни из самых дорогих и самых прогрессивных в американской истории – лишь отражение эксцентричных (по-моему, превосходных) вкусов Суркова. Он известен по стихам для российской рок-группы и, как полагают, написал под псевдонимом сатирический роман. О его склонности к Тупаку также широко сообщалось прошлыми посетителями его кремлевского офиса, который был украшен портретом умершего рэпера. Грубо сказано это будет или нет, но каждый из трех американцев Суркова представляет собой сильный контр-культурный поток в американском обществе 20-го века и они дают достаточное представление о самоощущении России – как огорченном после окончания Холодной войны антигерое.
[читать далее]

Тупак. Тяга Суркова к Тупаку Шакуру – калифорнийскому рэперу, убитому в дорожной перестрелке в 1996 году – объясняется, пожалуй, легче всего, принимая во внимание неприкрытое презрение Тупака к общественным правилам, почти ко всему, что по другую сторону от оружия, марихуаны и женщин. Песни Тупака вроде «Fuck Мир» и «Я против Мира» показывают, как сурковские – и, в свою очередь, путинские – только что брошенные мировому порядку вызовы могут стоять в одном ряду с идеалами покойного рэпера. Но те из нас, кто рос в золотом веке хип-хопа – и особенно на Западном побережье – знают, что Тупак был далек от злобного и невежественного бандита. Сын «Черных пантер», талантливый поэт и лирик, Тупак направил свое разочарование жестокостью полиции и расизмом в музыку, двинувшую поколения и отрицающую существующую действительность в начале 1990-х – времени и лос-анджелесских беспорядков, и падения Советского Союза. Можно предположить, что в качестве одного из архитекторов внутренней и внешней политики Кремля при Путине, Сурков воображает сегодняшнюю Россию как нечто подобное – [она] недооцененный бунтарь, понявший, что «король голый», глагол «силы в правде» и спаситель для отринутых властной конструкцией, а конкретно – нынешней доминантой США.

Гинзберг. Наряду с Джеком Керуаком и Уильямом С. Берроузом, Аллен Гинзберг – это один из самых знаменитых бит-поэтов – другой тип бунтаря, хотя такой же вдумчивый и зажигательный в своей критике мейнстримной Америки. Сочиняя в 1950-60-х, в разгар Холодной войны и Вьетнама – не говоря уже о маккартизме и американской культурной революции – Гинзберг был сильным голосом антивоенных, про-наркотических и движений за права геев. (Последнее, конечно, довольно нелепо, учитывая продолжающиеся нападки Кремля на права российских геев; я думаю, противоречие это Сурков не потерял, а удобно опустил). Гинзберг флиртовал с коммунистами, но заявлял, что не является членом партии. Его творчество, однако, сосредотачивалось в основном на том, что воспринималось им как нелепости американской политики и культуры.

Его эпическая поэма «Америка» (1956) в отношении Холодной войны высмеивала антироссийскую риторику дня: … Америка, это все эти подлые Русские/ Эти Русские, эти Русские и эти Китайцы. И эти Русские / Россия хочет съесть нас живьем. Русская власть — сумасшедшая. Она хочет забрать / наши машины из наших гаражей.

Как и Тупак, Гинзберг не был тривиальным критиком правительства США или мэйнстримной американской культуры. Он часто описывал психические расстройства, гомосексуальность, употребление наркотиков – и его самая известная поэма «Вопль» была близка к запрещению за непристойность. Любая из его тем, я могу добавить, были однозначно более скандальными, чем у Pussy Riot, феминистской панк-группы, как раз и признанной в России к запрещению. Также Гинзберг часто писал о тех, кто, казалось бы, остался за бортом – обрисовывая при этом дискриминацию как причину скрытого сопротивления.

Поллак. Вероятно, Джексон Поллак является ссылкой наиболее сложной для расшифровки, так как его способ самовыражения был не только визуальным, но совершенно абстрактным. Это сделало его антигероем мира искусства, и, конечно – его влияние на российскую внешнюю политику менее прозрачным. Хотя внимательный взгляд на то, что представляет Поллок, тянет ясную линию назад – к подрывной природе Тупака и Гинзберга. Поллок отказывается от формы – этого доминирующего, если не единственного способа художественного выражения – для того, чтобы более четко передать эмоциональное состояние или момент. Результаты были взрывоопасными, сложным и загадочным для многих – фактически, это нужная, лежащая на поверхности формулировка для недавнего поведения России.

Историческая роль Поллока также хорошая параллель, возможно еще более конкретная, чем соприкосновение с коммунизмом и критика паранойи Холодной войны у Гинзберга. Согласно серии откровений, появившихся в начале 1990-х, ЦРУ фактически спонсировало и способствовало работе абстрактных художников, включая Поллока, как направление скрытой культурной войны Агентства против Советского Союза. Его цель состояла в том, чтобы продемонстрировать Соединенные Штаты оплотом творческого самовыражения, в отличие от косного СССР, где советский реализм был единственной приемлемой формой художественной работы. По словам тех, кто работал на цру-шный Congress for Cultural Freedom, Агентство остро сознавало, что продвигаемые им художники чаще принадлежат к крайне левому и антиправительственному спектрам. Фактически, ЦРУ сознательно использовало сопряжение ассоциаций авангардистов с левыми, чтобы сделать их мнение об американской свободе художников более ясным.

Это, действительно, может быть самым тонким, и кроме того наиболее ярким месседжем, обнаруживаемым в приеме Суркова. То есть. Большая часть Америки – это ее собственная контр-культура. Общее настроение сопротивления, злость из-за оттеснения всесильной, но коррумпированной системой находили свое самое большое выражение в американских художниках, музыкантах и поэтах. Мы не всегда может осознавать это, но, благодаря сурковскому глазу видно, что Америка исходно является авангардной.

Каким бы абсурдным это нам ни казалось, Сурков сегодня утверждает это мятежное возмущение для России, кооптируя потребность сопротивляться системе, пойти ва-банк, чтобы «разбогатеть или умереть, пытаясь»[ссылка на суперпопулярный альбом рэпера 50Cent]. Мы видим это в смелой аннексии Крыма, в вызывающих заявлениях Путина и продолжительной защите Россией стран-изгоев типа Сирии и Северной Кореи. К счастью, Сурков далеко не единственный нашептывающий Путину в ухо, и более осторожные проявления русского мышления также имеют место. Но мы проявим благоразумие, приняв во внимание отчетливое влияние Суркова на президента – и влияние наших собственных культурных антигероев на него.
Tags: foreign policy, владислав сурков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments